Кому малим, а кому Клавдия Степановна

 Время приносит с собой немало потерь, унося молодость, здоровье, дорогих людей. Но оно не в силах отнять у нас живую душу. Так думаешь, глядя на наших дорогих стариков. К примеру, педагог-ветеран Клавдия Степановна Баринова, вопреки выпавшим на её долю испытаниям и на девятом десятке лет остаётся такой, какой запомнили её ещё младшими школьниками ныне повзрослевшие ученики – открытой, прямой, волевой, громкоголосой и одновременно добродушной, жизнелюбивой, готовой в любой момент заискриться незлобивыми шутками.

 ДЕТСТВО – УРОК ПРЕОДОЛЕНИЯ

— Я проработала в школе 43 года, пять месяцев и девятнадцать дней, – не задумываясь, уточняет наша землячка. – И это только официальный стаж – после выхода на пенсию ещё около шести лет занималась с детьми. Родители, которые понимали, что именно в начальной школе закладывается фундамент образования, заметив у своих чад пробелы в знаниях, приводили их ко мне. И я с радостью помогала ребятне подтянуться.

 Эту стезю Клавдия Степановна выбрала не случайно. Говорит, сама с ранних лет стремилась к знаниям, а педагоги, особенно её первый учитель, были образцом для подражания.

 Первый класс она окончила в Каменке, где прошло её раннее детство. Глядя на родных, уже тогда увидела, насколько нелёгок сельский труд. Мама работала в колхозе в бригаде овощеводов – выходила на плантацию даже в дождь и возилась по колено в грязи. Отец занимался ремонтом сельхозтехники в Пугачёвской МТС. Ему доводилось и в морозы лежать под трактором на брошенной на землю телогрейке. Таких специалистов в то время было настолько мало, что с началом войны им выдали бронь, приказав выкладывать все силы на трудовом фронте. Поэтому отца, вынужденного из-за скопления поломанных агрегатов сутками находиться на машинном дворе, семья видела только в субботу вечером, когда он приходил помыться и сменить бельё. Ну, а детворе взрослые заявили: их первоочередная задача – усердно учиться. Что касается Клавы, она уже в юном возрасте проявила себя как человек способный и ответственный и по итогам первого года обучения получила не только табель с отличными оценками, но и в качестве особого поощрения отрез ситца на платье. При этом ей, как и остальным сельским ребятишкам, всё же пришлось потрудиться. В летнюю страду собирала в поле колоски.

 Хватало работы и на своём огороде. На участке за Иргизом, куда пробирались прямо по камням на речной отмели, сажали овощи, и Клава со старшей сестрой Машей ходили за ними ухаживать. Это отнимало уйму времени и сил, зато к зиме вдоволь запасали картошки, капусты, свёклы, солили в кадушках помидоры и огурцы. Осознавая, с какими сложностями ещё доведётся столкнуться в селе, и желая лучшей доли для своих детей, которым хотел дать образование, глава семьи в 1943-м решил перевезти домочадцев в Пугачёв. К тому моменту он уже подыскал там новую работу. И, конечно, подумать не мог, что в связи с переездом на дочь свалятся серьёзные для такого возраста испытания.

— Отправляясь в город, мы погрузили свой скарб в телегу, запряжённую коровой, а я с сестрой и младшим братишкой Васей уселась на эту груду. Когда проходили через поливные валы, бурёнку нашу укусил слепень, и она, бедная, от боли и испуга рванула вперёд, – вспоминает Клавдия Степановна. – Телега перевернулась, и я свалилась с неё, а на меня – самые тяжёлые вещи. Они так сильно повредили мне ногу, что я почти год ходить не могла. Отец на руках носил меня на перевязки в больницу на Красноармейской.

 Из-за этой травмы она пропустила год обучения, а потом отправилась навёрстывать упущенное в красную школу, как называли тогда СОШ №5. В тот период её сопровождало немало трудностей, к примеру, не было школьных принадлежностей, в частности тетрадей, поэтому писала на старых книжках между печатных строк. Но хватало и радостных моментов. И по сей день Баринова помнит, как в класс приходила улыбающаяся повариха в белом халате с ведёрком какой-нибудь мамалыги и накладывала каждому по половнику этой нехитрой снеди, которая оголодавшей ребятне казалась царской пищей. А занятия, что вела женщина из числа эвакуированных – умная, интеллигентная, вызывали у Клавдии необыкновенный интерес, она ловила каждое сказанное на уроке слово. Да и остальные педагоги, появившиеся в её жизни позже, казались просто идеалом, поэтому она ещё в детские годы решила: обязательно станет учителем.

 Правда, до того момента, когда мечта сбылась, произошло ещё множество событий. Самое яркое и счастливое – известие о том, что войне конец. Девочка вместе с другими пугачёвцами кричала и прыгала от радости, вместе со всеми бегала к железной дороге посмотреть на проходившие через город эшелоны с открытыми платформами, где везли бойцов, только что выписанных из госпиталей. Дети и взрослые махали руками улыбающимся фронтовикам и бросали им картошку и хлеб.

 УЧЕНИКАМ БЫЛА КАК МАМА

 Семилетку из-за того перерыва в учёбе Клавдия окончила на год позже и сразу поступила в Пугачёвское педучилище, располагавшееся в нынешнем здании третьей школы. Получив диплом, могла без особых усилий остаться здесь, дома, но, когда руководство учебного заведения при распределении сообщило, что кому-то придётся отправиться обучать детвору в Узбекистан, сама вызвалась туда поехать. Да ещё и подругу Алевтину уговорила на это. Не задержало даже то, что прямо перед отъездом подхватила воспаление лёгких, и температура у неё подскочила под 40.

— Помню, в поезд садилась еле живая, – улыбается, вспоминая об этом, Клавдия Степановна. – Наш врач Нина Кузьминична Кудряшова прибежала из-за меня на вокзал с узелком лекарств, всучила его моей подруге и объяснила, как всё это принимать, потому что я в тот момент не могла ничего запомнить…

 Девушки прибыли в Самаркандскую область, и их поселили в рабочем посёлке при Джутокенафном заводе. Кто-то из прибывших с ними сокурсников отправился дальше в аулы, а Клава с Алей обосновались в финском домике на квартире у бабули Ани, с которой сложились настолько добрые отношения, что они и обнимались, и целовались. Клавдия влюбилась без памяти в её внука Колю, а замуж за него вышла Алевтина. Сегодня наша землячка вспоминает об этом, шутя, но тогда, разумеется, сильно переживала по такому поводу. Но гора навалившейся работы заставила забыть обо всём на свете.

 В школе Клавдия Степановна кроме учительской деятельности занималась с ребятами внеклассной, будучи пионервожатой, а также тянула нагрузку завуча, а заодно и директора. Но если с административными делами научилась справляться быстро, то те, что были связаны непосредственно с её специальностью, давались крайне нелегко.

— Ребятки ведь в этой местности не говорили по-русски, а я ни слова не знала по-узбекски. Так что на первых порах ни я их, ни они меня совсем не понимали. Вот так и учились, – заливается смехом Баринова.

 Видя, в какой нищете жили дети, многие из которых были из семей крымских татар, насильно выдворенных из дома и переселённых на эту территорию, она спешила помочь каждому чем могла, согреть своей добротой. И любила всех, как родных. Малыши, испытывая те же чувства к учителю, бегали за ней повсюду и при любом её движении галдели: «Рахмат, малим, рахмат!»

— Трудно было выговорить мои имя-отчество, поэтому они и называли меня просто малим, то есть учитель. И постоянно за всё благодарили, – еле справляясь с вновь всколыхнувшими душу эмоциями, поясняет женщина. – Им, таким маленьким, и после войны довелось многое пережить и работать почти наравне со взрослыми – собирать хлопок, раздирая руки до крови.

 Так пролетели два года. Затем она вернулась в Пугачёв. Устроилась сначала секретарём-делопроизводителем в вечернюю офицерскую школу и до сих пор удивляется, как ухитрилась при такой работе не выскочить замуж за военного. Но сама же себе и отвечает: видимо, потому что судьба поджидала её в Давыдовке, куда перевелась потом, – именно там встретила своего суженого Анатолия, трудившегося в хозяйстве агрономом.

 Парень-здоровяк оказался под стать отнюдь не мелкой девушке, однако поженились они и долгие годы провели вместе уже здесь, в Пугачёве, не только изза одинаково крупной комплекции. Главное, схожими оказались их беспокойные, упрямые, но честные и добродушные натуры. Таким же оказался и их сын Олег. И ему, и своим ученикам, которых было великое множество, она объясняла: знания необходимы – без них никуда, но важнее быть просто порядочным человеком.

— Я горжусь своими ребятками, так много достигшими в жизни, – заявляет Клавдия Степановна. – Могу долго перечислять известные в Пугачёве фамилии. А кто-то сейчас живёт вдали отсюда и тоже нашёл своё место в обществе. Дай Бог им всем здоровья и счастья. Желаю этого и тем, кто сегодня рядом со мной, – помогает не упасть духом.

 Н. ТРОФИМОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.