Моряк за углом не спрячется

26 июля – День Военно-морского флота России

Он целых три года прослужил в ВМФ, но так ни разу и не вышел в море, довольствуясь лишь тем, что может любоваться бескрайней водной ширью с берега. Тогда, конечно, было обидно. Теперь же, спустя несколько десятков лет, ни о чём не жалеет. Дело даже не в том, что его способностям нашлось достойное применение на суше. Просто, получая сегодня со всех концов страны благодарности от сослуживцев, с удовольствием вспоминающих армейские годы и старшину, понял: он нужен был ребятам, поскольку не только обучал азам воинской подготовки, но и заступался за них, рискуя проштрафиться перед руководством, а также учил главным заповедям моряков.

Сергей Александрович Дорошенко, который ныне живёт в Каменке, родился в Палласовке Волгоградской области. Население этого крохотного райцентра в полупустынной местности о море имеет представление разве что из учебников и фильмов. И Сергей в детстве огромными водными просторами не грезил. Но когда оказался в Пугачёве, куда перевели отца-железнодорожника, и встал на учёт в военкомате, ему сразу сообщили о команде 80 А. Так что уже в 16 лет паренёк знал: служить отправится на флот. Утверждать, что рад был этому, не стоит, однако будучи здоровым, физически тренированным, армии не боялся. Тем не менее, когда учившиеся с ним в пугачёвском техникуме старшекурсники подучили, как избежать трёхлетней воинской повинности, что называется, повёлся.

— Мы со знакомым Петькой Коноваловым, как нам и советовали, договорились не выходить из строя в Елшанке, когда выкрикнут нашу команду, – стоять тихо, делая вид, что не слышим. Но там таких хитрецов давно просекли, – улыбается, вспоминая ту уловку, Дорошенко.– Офицеры подослали сухопутных служак, те назвали наши фамилии – мы вышли. А за углом нас моряки, посмеиваясь, поджидали…

Он попал на Дальний Восток, на Тихоокеанский флот. До сборного пункта во Владивостоке в заливе Петра Великого долетели на самолёте. В учебный центр на острове

Русский в бухте Золотой рог добирались на пароме. Мальчишки-желторотики не совсем осознавали, куда попали, что всё это наяву. Сергею, впервые оказавшемуся на волнах над толщей воды, было не страшно. Скорее, страшно интересно.

На острове, показавшемся минут через 40, поджидали сплошные сопки. Огибавшая их автомобильная дорога, пролегала вдоль берега, потом неожиданно свернула к учебке. Пугачёвец попал в радиотехническую школу, где изучали локацию и приборы, обеспечивающие безопасное движение кораблей. Думал, придётся нести круглосуточные вахты на судне. Но командование распорядилось иначе. Заметив его спортивные данные, умение схватывать всё на лету, Сергея оставили в кадровом составе школы – обучать новоприбывших парней. Следующие полгода он проходил стажировку, а после в должности инструктора смены стал заниматься строевой подготовкой призывников. Его смена из 30 ребят заняла второе место в строевом смотре Тихоокеанского флота и удостоена благодарности помощника командующего флотом. Затем Дорошенко назначили старшиной роты. Этот случай, как отметил командир, оказался беспрецедентным, ведь на такую мичманскую должность могли претендовать лишь те, кто отслужил два года, а не полтора, как Сергей. Теперь круг его обязанностей заметно расширился – от хозяйственных вопросов до составления графиков караулов, а в подчинении оказались 180 человек.

Торжественные смотры остались позади, а в череде суровых будней был, к примеру, наряд в котельной, когда парням требовалось к ночи перетаскать с улицы в помещение гору замёрзшего угля в условиях, когда минус 10 при влажном воздухе и ледяном ветре, от которого ни за какой угол не спрячешься, ощущались как минус 25. А потом до пяти утра отмывать испачканные полы.

Сергей, в отличие от некоторых представителей командующего состава, не упивался властью, стремясь загонять ребят до изнеможения. Наоборот, ощущая ответственность за них, оберегал как мог, используя любую возможность дать продых, защищал от притязаний со стороны патруля, если вдруг кого-то заставали свободно передвигающимися по территории, что было запрещено. Никогда не брал пример с командира отделения, имевшего привычку бить подчинённых в грудь при малейшей провинности.

— Ребята должны были учиться не от ударов уворачиваться, а готовиться к выходу в море, понять, как влиться в находящееся на корабле морское братство, где все действуют заодно и в любой момент готовы поддержать друг друга, – уверен Дорошенко. – Иначе на корабле просто не выжить. А нам, кадровому составу, нужно было не только вымуштровать их на плацу, дать необходимые технические знания, но и объяснить, что море делает настоящими мужчинами только тех, кто научится другим плечо подставлять.

Что касается Сергея Александровича, он с уверенностью может утверждать, что и на суше сделал всё возможное для воспитания более пяти сотен моряков. И сегодня, получая от многих из них весточки через соцсети, убедился, что свою задачу понял тогда правильно.

Н. АЛЕКСАНДРОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.