Попробуй поймай золотую рыбку

День российского предпринимательства приходится на 26 мая. Широко отметить праздник не удалось – не та ситуация. Однако это не повод забывать о людях, вложивших средства, силы и нервы в создание собственного дела, которое востребовано обществом и является неотъемлемой частью экономики страны. Алексей АЛЕКСЕЕВ открыл бизнес в девяностые – с кем, как не с ним, вспомнить этапы большого пути, заодно выяснив отношение государства к предпринимательству.

— Алексей Владимирович, Ваш магазин специализируется на продаже рыболовных товаров. Такое направление выбрано исходя из личных пристрастий или подсказано изучением конъюнктуры рынка?

— Рыбалка – моё увлечение с детства. Отец приучил. Он был бурильщиком – из тех скважин, что он когда-то набурил, теперь нефть качают. А в свободное время тащил меня на реку, на пруды. Помню мне лет семь было, рано утром уехали на велосипедах на Иргиз. Я сидел-сидел на бережку, задремал и бултых в воду. Он меня в мгновение ока вытащил. Но это частный случай, о котором сегодня вспоминаю с улыбкой. В основном всё проходило без эксцессов. Зато с массой положительных эмоций. Однако я никогда не думал, что увлечение перерастёт в нечто большее.

 — Мечтали, наверное, о какой-нибудь созидательной профессии?

— Естественно. С отличием окончил ПГМТ по специальности гидротехник, даже в институт механизации сельского хозяйства поступил. Чуть проучился, и в армию забрали, потому что отсрочки при Горбачёве отменили. Отслужил в танковых войсках, стал специалистом по ремонту радиостанций малой и средней мощности. Навыки получил отличные. Демобилизовавшись, даже подумывал именно по такому профилю трудоустроиться. Но как-то жалко стало сворачивать историю с вузом. Вернулся туда, одновременно на кафедру устроился на полставки водителем. Потом женился, и мы с Татьяной в Пугачёв переехали – вить семейное гнездо, так сказать. Приняли меня инженером по снабжению в «Сельхозтехнику». Доучивался в институте заочно. В общем, неплохо всё начиналось.

— Что же повлияло на изменение курса?

— А как у всех. Приближались 90-е. В «Сельхозтехнике» дела всё хуже. Жить не на что, талоны… Меня позвали на птицефабрику, что в Успенке, пообещали квартиру. Жена как об этом услышала, сразу загорелась – ради своего жилья готова была со мной ехать куда угодно. И всё там сладилось… На короткое время. Некогда крепкое предприятие вскоре остановилось. Я оказался не у дел. Жену, которая в школе работала, сократили. Деваться некуда – начали потихоньку искать какие-то заработки. Держали скотину. На огороде выращивали всё, что только можно. Благо к тому времени уже в частный дом перебрались. Продавали на рынке поначалу только своё, а потом и то, что на стороне закупали – начиная с капусты, арбузов и заканчивая ёлками. Но в конечном итоге получалось, что заработанное в сезон «проедалось» за зиму. Стали торговать бытовой химией – показалось неинтересным. Рыболовная мелочёвка тогда составляла мизерную долю в ассортименте, но зато какое удовольствие предлагать её покупателю. Ты на одной волне с ним, есть что обсудить.

Многие из тех, кто начинал бизнес в 90-е, так и не продвинулись дальше палаточной торговли. А как Вам удалось прорваться?

— Порой кажется – произошло всё само собой. Бывший горторг распродавал свои остатки, мы арендовали у него часть помещения на ул. Бубенца. Коллектив магазина, если честно, поначалу с недоверием отнёсся к нашему товару: кому нужны удочки-крючки? Но спрос был. И этих людей, которые чуть было не остались не у дел из-за ликвидации горторга, я взял к себе. Они работали со мной вплоть до выхода на пенсию.

— Обычно работодатель набирает свой штат…

— А зачем, если достался слаженный коллектив из опытных работников, порядочных людей? И я не пожалел, что поступил именно так. До сих пор сохранил хорошие отношения с теми, кто ушёл по возрасту. С годами коллектив, понятно, обновился. Но он стабильный. И сейчас, несмотря ни на что, никого мы не сократили. Работники отгуляли очередные отпуска, кто-то отсидел дома на вынужденных оплачиваемых выходных. Слава Богу, государство выполнило обещание по отношению к пострадавшим отраслям и удалось выдать по МРОТу за апрель. Так же, надеюсь, будет и с маем. Да, в любом случае, работники потеряли в доходах. Но больше я на сегодняшний день предложить не могу.

— Полагаю, меры господдержки не перекрывают ваших потерь.

— Нет, конечно. Но хоть что-то нам дали. Мало кто ожидал какой-то помощи со стороны государства. Кризис-то не первый, и обычно бизнес оставляли наедине со своими проблемами. Правда, нынешняя ситуация вообще из ряда вон. Раньше нам хоть не запрещалось работать. Более того, мы никак не были готовы к такому повороту событий. Денежных запасов никаких. Мне налог за первый квартал платить – а нечем. С охраной рассчитываться – но средства вложены в закупку весеннего ассортимента, который теперь лежит мёртвым грузом. Вот и прошу: ждите.

— Насколько мне известно, пока магазин закрыт, Вы организовали доставку товаров по заявкам.

— Пытались, но это всё ерунда. Людей, по крайней мере в Пугачёве, готовых что-либо приобрести, не глядя на товар, – единицы. Чаще предварительное общение по телефону доходит до курьёзов. «Ты положи мне ту леску, которую я у тебя в прошлом году покупал». «А как она называется?» «Не знаю, я упаковку выкинул. Но ты должен помнить, я ведь у тебя брал». Нет, ничто не заменит торговли непосредственно в магазине. Мне, например, приходилось отказывать тем, то просил привезти костюм для рыбалки, да ещё и с возможностью примерки. Так что лучше ещё немного перетерпеть, а потом вернуться к нормальной работе.

— Верите, что всё наладится?

— Не сразу, но должно. Мы пережили кризис 2008-го, который привёл к колоссальному спаду продаж. 2014-го – когда цены на импортный товар нашей линейки выросли в два раза, а отечественного на тот момент и не было. Сейчас поставок из-за рубежа нет, не работают основные поставщики. Чем нас «порадуют» после снятия ограничений, пока не знаю. Понадобится 2-3 месяца, чтобы понять, насколько глубоко в яму мы провалились. А дальше будем думать, как выбираться.

— Вернёмся в докоронавирусную жизнь. Насколько актуальна версия о том, что бизнес «кошмарят»?

— Сейчас такого практически нет. А вот в 90-е нам действительно не давали спокойно работать. Проходило по 5-6 проверок в день от разных инстанций. В нулевых проблема постепенно нивелировалась. После кризисов, о которых я говорил, мы через год-два восстанавливались. У меня даже планы появились по расширению торговой площади в связи с тем, что добавлены товары для активного отдыха. И мы вели строительство до недавнего времени…

Однако есть другие вещи, которые раздражают, выбивают из колеи. Они касаются Регоператора. У него необоснованно завышенные нормативы. Мехуборке мы платили в своё время около 500 рублей в месяц, сейчас нам выставляют счета на сумму примерно в двадцать раз больше. Между тем мусора в таких количествах у нас нет и быть не может. Картон, бумагу сдаём в Балаково. Остаются обрывки скотча, ну может ещё чуть бытовых отходов. За неделю набирается максимум один мешок. Регоператор считает – 6 мешков в день, и убедить в обратном пока не удаётся. Впрочем, не только у бизнеса, но и у обычных граждан и города в целом появилось много проблем в связи с переходом на новую систему обращения с отходами.

— Не могу не задать вопрос в близком Вам стиле. Что бы Вы попросили у золотой рыбки?

— Её ещё надо суметь поймать. Но если бы получилось, то вот мои три желания для неё: здоровья всем близким, стране – процветания, мира без войны. А со всем остальным мы сами справимся.

Вела интервью В. СЕВРЮКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.